история 5 | Лига пациентов РЧА
Лига пациентов РЧА

Информирование пациентов пациентами

Мерцательная аритмия. Фибрилляция предсердий. Трепетание предсердий. Лечение методом радиочастотной абляции.

история 5

Жук Алексей Владимирович Старший тренер – начальник спортивной команды ЦСКА по теннису и бадминтону.
Жук Алексей Владимирович лечил мерцательную аритмию и параксизмальную тахикардию в 2006 году, методом РЧА (радиочастотной абляции).
Операцию проводил профессор Ардашев Андрей Вячеславович.
С 2006 по сегодняшний день, 16 октября 2017 года живёт без срывов ритма, занимается профессиональной деятельностью.
11 лет ритм сердца в норме, мерцательная аритмия и параксизмальная тахикардия не повторялись с 2006 и уже по 2017 год.

 

Алексей Владимирович Жук  - заслуженный работник физической культуры. Заслуженный тренер России. Заслуженный мастер спорта. Полковник запаса. Старший тренер-начальник команды ЦСКА по теннису и бадминтону. Родился 6 ноября 1955 года, Новосибирск. Зачислен в состав ЦСКА в 1973 году. Серебряный призер Олимпийских игр (1980). Серебряный призер чемпионата мира (1978). Обладатель Кубка мира (1978). Восьмикратный чемпион СССР. Победитель и призер чемпионатов и Спартакиад дружественных армий.

 

Все началось в 1975 году.

Я, девятнадцатилетний, подающий очень большие надежды спортсмен был включён одновременно в несколько сборных команд страны (юниорскую, молодежную, студенческую, вторую и первую национальную команду). Следовательно и участвовал в мероприятиях этих сборных! Я это рассказываю для того, чтобы вы поняли, что ни выходных ни отпусков у меня не было и следовательно тренировочные объёмы и нагрузки в тот период я перерабатывал нечеловеческие!

И вот, на одном из сборов по подготовке к монреальской Олимпиаде (точно вспомнить не могу. Но это был 1975г.) у меня произошёл сбой сердечного ритма! Его зафиксировали врач и кардиолог КНГ сборной. Частота пульса была 210-220 ударов! Ощущение этого состояния было необычно неприятным! Очень быстрый, без привычной наполняемости пульс. Круги и искры из глаз. Как будто сердце пошло в разнос или сейчас выпрыгнет из груди. К сожалению, зафиксировать тогда это состояние на кардиограмме не удалось, поскольку при движении в медкабинет, пульс и его наполняемость восстановились. А кардиограмма показала моё обычное состояние. 

 
После этого случая я попал под пристальный контроль нашей медицины и стал получать от неё все, на их взгляд, необходимое для поддержания работы сердечной мышцы! ( инозин, панагией, оратат, мельдранат и много ещё чего, что уже трудно вспомнить). 
 
Через некоторое время произошёл второй случай, потом следующий...
 
Какая либо периодичность не просматривалась. А возникали они, как правило на тренировках или играх, в самых неожиданных и не прогнозируемых ситуациях!
 
Что касается личных ощущений, то, на мой взгляд, каждому случаю срыва ритма предшествовали либо тяжелейшие тренировки или тренировочные циклы или изнурительные игры или соревнования, а иногда и нарушения спортивного режима! Короче явное недовостановление!!!
 
Интервал между срывами мог составлять неделю, полмесяца, месяц.... несколько дней! Ещё раз подчеркну, что изменений в моей кардиограмме на различного уровня УМО не выявлялось! А моё самочувствие во время срывов, тем более что они случались во время тренировок и игр, было ужасным и страшным! В то время было не принято просить замену и садиться на лавочку.
 
К тому же наши доктора предложили мне применять несколько манипуляций, выполняя которые, я мог, в сравнительно короткий интервал времени, по ходу игры или тренировки восстановить сердечный ритм (присесть на корточки, закрыть глаза, вздохнуть и задержать дыхание и одновременно надовить пальцами на глазные яблоки. Так обычно не дыша, секунд через 10-20 секунд я ощущал одновременное улучшение наполняемости пульса и выравнивание его ритма)
 
В те же года я узнал, как называется моё состояние при срыве ритма - ПАРАКСИЗМАЛЬНАЯ ТАХИКАРДИЯ.
 
Долгие годы моей спортивной карьеры я применял эти манипуляции, выводя себя из этого очень тревожного и не комфортного состояния.
 
Применял я этот метод и в дальнейшей жизни, поскольку и после завершения выступления, я продолжал вести активный и спортивный образ жизни, где меня периодически подстерегали эти пугающие меня срывы. С возрастом состояние человека у которого молотит сердце с частотой более 200 ударов вызывает только страх!
 
Так продолжалось до 2004 года.
 
На одной из утренних тренировок ветеранов в феврале 2004 года у меня сорвался ритм. Я пытался по средствам указанных выше манипуляций несколько раз восстановить ритм, но у меня ничего не получилось. Зная, что долго находится в состоянии сильной аритмии опасно, я принял анаприлин! Он несколько понизил мне частоту ритма и я немедленно дошёл в находившийся рядом наш врачебно-спортивный диспансер. Там мне немедленно сделали кардиограмму после чего мне предложили лечь на кушетку. Врачи начали быстро куда то звонить и бегать вокруг меня и постоянно спрашивать о моем самочувствии. Я им говорил, что у меня так иногда бывает и что это сейчас пройдёт. Однако ничего не проходило, а тут и подъехала скорая! Как мне потом рассказывали наши врачи, у меня на кардиограмме они прочитали якобы инфаркт. Поэтому так суетились вокруг меня.
 
Скорая отвезла меня в наш ведомственный медицинский центр, где есть реанимационный кабинет, где мне сделали ещё одну кардиограмму. Аритмия продолжалась, а с ней и сгущались прогнозы врачей. Я их уверял, что так у меня бывает и что это сейчас пройдёт. Но почему-то в этот раз не проходило!!! Мне поставили капельницу. Я заснул. Проснулся через час и понял, что ритм восстановился. Я начал благодарить врача и говорить, что я мол пошёл домой, что крайне удивило его. Он сказал, что не в коем случае меня не отпустит, и что уже для меня зарезервировано место в главном госпитале.  В тот день у меня предстояла очень важная встреча пропустить которую я не мог. Применив все своё красноречие и подкрепив его распиской, я чудом вырвался из медцентра! Проанализировав произошедшее, я понял, что это серьёзный звоночек.  Я ещё внимательней стал следить за своим здоровьем, режимом и за всем что с эти связано. 
На этой самодисциплине я протянул ещё примерно год.
 
Однажды весной 2005 года, на аналогичной утренней тренировке я как то неловко дернулся и у меня снова сорвался ритм. На этот раз ритм был какой-то необычный с какими то неровными интервалами. К сожалению это случилось в субботу и наш ВСД не работал. Состояние не улучшалось, а скорее ухудшалось и причиной тому был страх и непонимание что дальше делать в этот выходной день!
 
И я принимаю наверно единственно правильное решение! Приняв уже постоянно находящиеся при мне таблетки анаприлина, я сажусь в свою машину и еду в находящуюся неподалёку боткинскую больницу. Сделав дежурную кардиограмму, медсестра сказала мне посидеть у кабинета, а сама понесла распечатку дежурному врачу для прочтения. Сидя в приемном отделении, вдруг слышу громкие команды врача: - "Срочно сюда каталку! Где этот пациент, который сам приехал?"
Короче я понял, что это про меня. Мне предложили тихонько лечь на каталку и быстро повезли в какое то отделение. Как выяснилось через минуту - в реанимацию!!! Как и в предыдущий раз доктор мне сказал, что кардиограмма показывала состояние пациента, как при инфаркте. 
 Я пытался врачам рассказывать, что у меня так бывает и что это пройдёт. Но здесь меня уже никто не слушал. Мне подключили капельницу и компьютер. Вокруг меня лежали ещё семь человек обездвиженных, в безсознательном состоянии, разбитых инсультами или инфарктами. Так же как и я, они были подключены к компьютерам, на мониторах которых двигались какие то синусоиды подсказывающие дежурному врачу сидевшему за общим монитором, что они живы.
 
Ещё не зная реального состояния своего здоровья и ВИДЯ этот ужас человеческих трагедий, я твёрдо себе сказал, что если мне сегодня повезёт и я не окажусь в состоянии людей, которые меня окружают, то я выйду отсюда и в самое ближайшее время разберусь со своим здоровьем самым серьезным образом. 
 
Вскоре я заснул и проснувшись ранним утром определил, что ритм восстановился и компьютер отключён. Дождавшись утреннего обхода врача я начал уговаривать его, чтоб меня отпустили, тем более, что утренняя кардиограмма отображала моё обычное состояние. К 12.00 я под подписку был  с боями отпущен.
 
На следующий день я поднял всех знакомых врачей с целью организации для меня всесторонней медицинской консультации по моему сердцу!
 
При обсуждении, от врачей я слышал следующие слова о моем состоянии: аритмия, ПАРАКСИЗМАЛЬНАЯ тахикардия, мерцательная аритмия и много других терминов, которые я уже не помню. Из всего сказанного я понял, что мне надо обратиться в медцентр Минобороны на улице Красноармейской. Мол там есть один старый очень опытный врач который может разобраться с моим сердечным кроссвордом.
 
Да простит меня Андрей Вячеславович Ардашев, но я не помню как зовут этого замечательного доктора! Но когда он меня обследовал, послушал, покрутил на каких то самодельных своих приборчиках он сказал: - Мне все ясно. Я направлю тебя к своему ученику! В Главный военный госпиталь к Ардашеву!!!
 
Вот  так, спустя 30 лет жизни в страхе и непонятном состоянии, я попал в руки команды специалистов, возглавляемых Доктором Ардашевым! Говорю - команды, потому, что в ней и мой лечащий доктор Конев Алексей Васильевич, который меня вёл и готовил к операции и те люди, которые окружали меня в отделении, делая уколы и процедуры и те, кто помогали Маэстро в операционной. Здесь я услышал уже новые термины: каронарография, РЧА, расходные материалы, согласие на операцию и.т.д.
Описывать нюансы подготовки и саму операцию РЧА, такому деликатную как я, наверно будет не корректно. А вот по-хорошему поделиться информацией о своем самочувствие в более чем десятилетний постоперационный период, я готов со всеми сомневающимися в необходимости РЧА!